СИНДРОМ ФУРГАЛА

Павел Кухмиров 1.08.2020 13:13 | Общество 67

Фото: © РИА Новости, Виталий Аньков

Страсти по бывшему губернатору Фургалу в Хабаровске всё никак не стихают. Чего, в общем-то, и следовало ожидать. Равно как и того, что назначение нового и.о. губернатора от ЛДПР ситуацию нисколько не разрядило. Здесь с самого начала было понятно, что если такое и случится, то это будет, скорее, из разряда чудес, нежели того, на что следует всерьёз рассчитывать серьёзным людям. И отсюда, кстати, вопрос: а насколько, в таком случае, на самом деле серьёзны те, кто этот ход придумал?

Впрочем, этот вопрос вполне определённо из разряда философских. Как и утверждения огромного количества протестующих, что они, дескать, вышли бунтовать из-за Фургала как такового. За минувшие две недели мне это и говорили, и писали многократно. Причём у меня нет сомнений, что многие говорившие сами же в это искренне верят. Попытки же поставить под сомнение данный тезис зачастую вызывали приступы бурного возмущения и обвинения в некоем «московском пафосе» (хотя, где я, а где Москва). Что ж, не стану их в этом винить — как минимум, люди и в самом деле находятся на эмоциях, что редко когда способствует здравому разумению. Да и спорить с такой наивностью не стану — она слишком очевидна. Мне здесь одна известная фраза дедушки Маркса вспоминается: что сводить политические процессы к личности — это, как минимум, верх пошлости. Ну, или как-то так. Дословно уже не помню, но смысл, думаю, вполне понятен. И к этому мне добавить нечего.

Правда же в том, что выплеснувшийся на Хабаровские улицы гнев — это не обида за «невинно пострадавшего» Фургала (невинность которого весьма сомнительна) и не происки местных элит (они, конечно, имели место, но такое по щелчку пальцев не соорудить). Это то, что в медицине называют «манифестацией болезни». Ну, то есть болезнь сидела себе в организме относительно тихо, а потом резко взяла и явила себя во всей красе. И к этой болезни Фургал имеет самое условное отношение. Сводить её к нему — всё равно, что жаловаться на прыщи при системном заболевании крови. Что самое интересное, куда менее громкий, хотя тоже весьма яркий симптом того же самого проявился практически в одно и то же время с хабаровскими событиями и, в общем-то, неподалёку. По российским меркам, конечно. В соседней Амурской области на большой газпромовской стройке. И да, я говорю о бунте рабочих на Амурском ГПЗ. В суть самого трудового конфликта я вдаваться не буду — она в данном случае не важна.

Важно другое — кто именно взбунтовался и против кого конкретно. А вот с этим ситуация особенно прекрасна. Потому что взбунтовались гастарбайтеры из среднеазиатских бывших «братских республик». А противником их стала турецкая фирма-подрядчик, которая собственно и завезла их на этот край географии. Да простят меня жители Дальнего Востока. И лично у меня здесь вопросов два: почему фирма не российская и почему работу на стройке получили не местные жители? Я понимаю, что оба эти вопроса риторические, но всё же — почему? Вот лично мне очень хотелось бы услышать, что на это ответит «Газпром». Тот, который «национальное достояние» (интересно, чьё).

Что ж, в итоге сейчас все имеют то, что имеют: наши скрепные «национальные капиталисты» – сверхприбыли, а дальневосточники — свободное время для выхода на массовые протесты. Такие дела, граждане. А вы как думали?

И это только один пример. В реальности там всё гораздо хуже, чем может показаться. На Дальнем Востоке сложилась настолько замечательная экономическая ситуация, что оттуда натурально бежит население. Что наглядно показывают данные демографии. Полпред по Дальневосточному федеральному округу занят написанием отчётов по «дальневосточным гектарам» и по «территориям опережающего развития», реализация проектов по которым провалена. Что подтверждают и эксперты и данные по всё той же убыли населения. И удивляться здесь нечему — освоение Дальнего Востока на протяжении всей истории было государственным приоритетом, а не вопросом, который «рыночек порешает». Причём так было даже при царе, не говоря уже о той власти, которая пришла следом за ним. А что там происходит сейчас? Результат, что называется, «на лице».

И ведь, что характерно — не только там. Эта ситуация вообще демонстрирует, как минимум, тупик нынешней региональной политики. Если не нечто большее. И не надо думать, что Хабаровск такой один. Точно такая же ситуация и в соседнем Владивостоке. Она же самая и в Магадане. И на Сахалине. И на Камчатке. И это только Дальний Восток. А что у нас в других регионах? Не то же самое?

Я могу предположить, что подобная вспышка гнева именно в Хабаровске действительно не случайна. Потому что Дальний Восток, возможно, и в самом деле один из самых проблемных макрорегионов нашей страны. А коли так, то нет ничего удивительного в том, что накопившееся прорвалось наружу именно там. Где тонко — там и рвётся. А г-н Фургал всего лишь стал поводом — так сказать, последней каплей, слабым толчком, надорвавшей кожу над нарывом. Но практически те же самые проблемы при минимально пристальном взгляде обнаруживаются во всех концах страны. Причём без всяких Фургалов.

И на фоне этого правящее сообщество проявляет просто чудеса незамутнённости, показывая обалдевшему населению, к примеру, желание списать долги Сбербанку на просто астрономические суммы. При том, что г-н Греф — это один из самых ненавидимых оным населением персонажей, который, быть может, скоро догонит Чубайса. И который на глазах у всей страны тратит её деньги (потому что «своих» у него нет) на такие важные и нужные вещи, как, скажем, визит индийского гуру, проводящего для персонала Сбербанка «мотивационные лекции» за суммы с лютым количеством нулей. Если кто-то не в курсе, то уточню: я сейчас вообще ни разу не пошутил. Я полагаю, что ещё парочка подобных сообщений — и у нас ещё парочка регионов взбунтуется. Ну, а почему нет?

Но что же сделал назначенный новый губернатор Хабаровского края? Начал обещать популистские подачки, вроде понижения коммуналки. Есть ли смысл говорить, насколько жалко это выглядело? А уж говорить о том, как «эффективно» это было с точки зрения погашения недовольства и вовсе бессмысленно. Не говоря уж о лечении самой болезни — общего упадка. А лекарство от неё известно — создание новых рабочих мест. Причём не для «более выгодных» гастарбайтеров. Но насколько на такие шаги способна действующая квазиолигархическая элита в лампасах — тоже вполне философский вопрос. Как и то, способна ли она в принципе бороться с данной болезнью. Конечно, можно было бы предположить, что она сама же этой болезнью и является, но мы не будем. Мы же не разжигаем, ведь правда?

Ну, а саму болезнь вполне можно было бы назвать «синдромом Фургала». Почему бы и нет? Ведь лихорадка Эбола тоже имеет весьма условное отношение к реке, в честь которой названа. Хотя надо ли? Потому что если вдруг завтра этот системный недуг начнёт валить города России, как костяшки домино, то последним, о ком в этот момент будут вспоминать люди — это Фургал.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора

Популярное за неделю